Советские бренды

Советские бренды Как известно, попытка урегулировать ситуацию с «советскими брендами» уже предпринималась. В Федеральный закон от 18.12.2006 N 231-ФЗ "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" была включена статья 13, часть вторая которой установила - «Лицо, которое до даты приоритета позднее зарегистрированного товарного знака производило продукцию под обозначением, тождественным такому товарному знаку, сохраняет право на дальнейшее использование этого обозначения на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии для производства однородных товаров при условии, что такое использование осуществлялось в соответствии с действовавшим законодательством и началось до 17 октября 1992 года, то есть до вступления в силу Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года N 3520-1 "О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров". Указанное право может перейти к другому лицу только в порядке универсального правопреемства».

Следует особо отметить, что это одна из норм, которая вступила в действие с даты опубликования Федерального закона, т.е. с 22 декабря 2006 года (а не с 1 января 2008 года). Однако спустя очень короткое время такое решение вопроса показало свою несостоятельность по многим причинам.

Некоторые из них нашли отражение в Заключении Комитета Государственной Думы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству на проект Федерального закона N 404765-4 "О внесении изменений в статью 13 Федерального закона" (об исключении нормы о "праве преждепользования" в отношении товарных знаков).

Советские бренды В частности, отмечалось, что законопроект направлен на устранение противоречий, возникших в связи с вступлением в силу статьи 13 Федерального закона "О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации" (далее - Вводный закон). Указывалось, что «по существу, абзац второй статьи 13 Вводного закона предусмотрел в отношении товарных знаков механизм права преждепользования, характерный для объектов патентного права. В то же время данная норма породила целый ряд вопросов, связанных с обеспечением прав российских производителей товаров, а также обладателей исключительных прав на зарегистрированные товарные знаки, отмеченных в пояснительной записке к законопроекту, в частности отсутствие ограничения права ввоза на территорию Российской Федерации произведенных за рубежом товаров с использованием зарегистрированных товарных знаков, установление возможности приобретения иностранными организациями в порядке универсального правопреемства в составе предприятия как имущественного комплекса прав на использование названных обозначений, обеспечение качества производимой продукции. Вносимый законопроект направлен на решение данных проблем, что позволит обеспечить интересы Российской Федерации, которая, в свою очередь, также является обладателем прав на товарные знаки, используемые в том числе до 17 октября 1992 года, а также защитить российских производителей товаров и тех лиц, на чье имя товарные знаки зарегистрированы».

Одновременно, в Заключении Правового управления Аппарата Государственной Думы отмечалось, что положения части второй статьи 13 можно рассматривать и как ослабление экономического интереса лица, зарегистрировавшего торговый знак на свое имя, который, имея конкурентов на рынке, несет бремя расходов по поддержанию его в силе, в отличие от иных лиц, использующих тождественное обозначение на безвозмездной основе.

Справедливо отмечалось, что не приводятся достаточные сведения, позволяющие определить, о каких (каком количестве) действующих товарных знаков, зарегистрированных в бывшем СССР, может идти речь, и каким лицам (иностранным или российским) принадлежат права на них, а также каковы возможные последствия предлагаемых мер (может ли это повлечь, например, массовое аннулирование зарегистрированных товарных знаков либо судебные споры по поводу приобретения прав на использование обозначений и т.д.).

В Заключении высказывалось предположение, что «если разработчиками законопроекта имелось в виду ужесточение режима использования тождественных зарегистрированному товарному знаку обозначений или полный запрет на их использование, то полагаем, что в случае простого исключения части второй статьи 13 эта проблема в целом не найдет надлежащего решения, поскольку вопрос о том, возможно ли использование тождественных обозначений и на каких условиях, сохранится, однако решаться он будет, видимо, на уровне подзаконных актов, что вряд ли обосновано. Таким образом, полагаем, что вопрос о том, следует ли признать утратившей силу часть вторую статьи 13 или необходимо сформулировать новые (иные) правила поведения субъектов рынка, использующих зарегистрированные в бывшем СССР товарные знаки, а также тождественные им обозначения, нуждается, на наш взгляд, в дополнительной проработке».

Несмотря на отмеченные противоречия, норма, содержащаяся в части второй статьи 13 Вводного закона в 2007 году была отменена.

Сейчас, как мы видим, предпринимается попытка восстановить ее действие. Но при этом не учитываются очень многие обстоятельства.

Введение института преждепользования для «советских брендов»  серьезно подорвет институт исключительного права на товарные знаки. Без какой-либо серьезной аргументации будет ограничено исключительное право ряда правообладателей товарных знаков. Будет нарушен принцип равенства всех участников гражданских правоотношений, поскольку ограничены в правах будут только некоторые правообладатели. Ряд других, которые после вступления в силу Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» 1992 года зарегистрировали на свое имя использовавшиеся же ими «советские бренды», будут пребывать в постоянном напряжении, ожидая появления новых «преждепользователей».

У правообладателей исчезнет мотивация в продвижении своих товарных знаков.


Сырок Дружба На рынке появится много однородной продукции, промаркированной одинаковыми обозначениями, произведенной разными производителями и оттого обладающей разными качественными характеристиками. При этом, в отличие от порядка, существующего при лицензировании товарных знаков, правообладатели не смогут влиять на качество продукции, производимой «преждепользователями». В результате, в случае выпуска «преждепользователями» некачественной продукции, доверие у потребителя к товарному знаку будет подорвано, он перестанет покупать продукцию, маркированную  «советским брендом». Очевидно, что от этого пострадает и правообладатель товарного знака.

Возможно появление и еще одной проблемы. Многие из «советских брендов» в настоящее время не используются правообладателями в том виде, в котором они использовались во времена Советского Союза. Можно предположить, что некоторые из них дополнительно зарегистрированы в измененном виде, как варианты первоначальных «советских брендов». В случае введения института преждепользования в отношении «советских брендов» может сложиться ситуация, когда однородная продукция будет маркироваться «советскими брендами» и их вариантами, принадлежащими правообладателям, «советскими брендами», используемыми в рамках права преждепользования. Все эти обозначения, очевидным образом, будут являться сходными до степени смешения. Исходя из установленных в настоящее время признаков незаконного использования товарного знака правообладатель товарного знака, являющегося вариантом «советского бренда», вправе будет предъявить претензии к «преждепользователю». Если же при введении института преждепользования «преждепользователю» будет «выдана индульгенция» на использование всех обозначений, сходных до степени смешения с «советским брендом», то проще прекратить правовую охрану всех товарных знаков, которые относятся к «советским брендам».

Предлагаемый вариант регулирования был бы своевременным и вполне реализуемым при определенных дополнениях при введении в 1992 году Закона РФ «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения».

Что касается целесообразности применения такого подхода для урегулирования ситуации с «советскими брендами» в рамках Таможенного Союза, то он также представляется неприемлемым по причинам, указанным выше в отношении российских правообладателей.

Возможно вас заинтересуют другие наши статьи:

Полный перечь услуг