Что есть что - авторское право

torgovyy-znak 1. Объекты авторского права и смежных прав

1.1. Отношения, возникающие в связи с созданием и использованием произведений, до настоящего времени регулировались значительным числом законодательных и иных нормативных правовых актов, центральное место среди которых занимает Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». Действовавшее на территории России до 3 августа 1992 года законодательство об авторском праве состояло из Раздела IV (статьи 96 - 106) Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 года, Раздела IV «Авторское право» (статьи 475 – 516) Гражданского кодекса РСФСР 1964 года и многочисленных подзаконных актов, которые были приспособлены к условиям существовавшей в СССР экономической системы. В связи с тем, что складывавшиеся рыночные отношения потребовали обновления правового регулирования, в том числе в области авторского права, были разработаны новые Основы гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1991 года, которые также содержали специальный раздел, посвященный правовому регулированию вопросов охраны авторских и смежных прав. Основы гражданского законодательства 1991 года должны были вступить в силу с 1 января 1992 года, но этого не произошло в связи с официальным прекращением существования СССР 26 декабря 1991 года. Однако на территории Российской Федерации Основы гражданского законодательства 1991 года все же вступили в силу 03 августа 1992 года в соответствии с Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы» (Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 30. Статья 1800). Действие норм Основ гражданского законодательства 1991 года в отношении авторских и смежных прав прекратилось через год – 03 августа 1993 года в связи с принятием Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах». Принятый в 1993 году Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» по оценкам российских и зарубежных экспертов, в том числе экспертов Всемирной организации интеллектуальной собственности (ВОИС) соответствовал на момент его принятия основным международным стандартам в данной области, что позволило Российской Федерации успешно присоединиться к ряду международных договоров в области авторского права и смежных прав, прежде всего, к Бернской конвенции об охране литературных и художественных произведений и к Римской конвенции об охране интересов исполнителей, производителей фонограмм и вещательных организаций. Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» был введен в действие путем принятия специального законодательного акта - Постановления Верховного Совета Российской Федерации «О порядке введения в действие Закона Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» от 09 июля 1993 года № 5352-1, которым были установлены также переходные нормы, связанные со вступлением Закона в силу. В соответствии с пунктом 1 указанного Постановления Верховного Совета Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смежных правах» вступил в силу со дня его официального опубликования в « Российской газете» 03 августа 1993 года. В 1995 году в Закон были внесены некоторые изменения (Федеральный закон от 19 июля 95 года № 110-ФЗ), имеющие отношение в основном к защите авторских и смежных прав. Последние изменения в Закон были внесены в 2004 году в соответствии с Федеральным законом от 20 июля 2004 года № 72-ФЗ (опубликован в «Собрании законодательства Российской Федерации»  26  июля  2004 года, № 30, ст. 3090) в результате продолжавшейся более четырех лет законотворческой работы, причем, хотя часть из них вступила в силу со дня официального опубликования Федерального закона (26 июля 2004 года), изменения, относящиеся к введению нового «права на доведение до всеобщего сведения», вступили в силу с 1 сентября 2006 года. После вступления в силу новой четвертой части Кодекса все указанные выше законодательные акты прекратят свое действие и правовое регулирование отношений, возникающих в связи с созданием и использованием произведений, будет осуществляться непосредственно положениями Кодекса, в частности, положениями рассматриваемой Главы 70 «Авторское право». Вместе с тем следует учитывать, что по ряду вопросов, в частности, связанных с определением первоначального обладателя авторских прав на произведения в период до 1992 года, может потребоваться дополнительное правовое регулирование.

1.2. В течение длительного периода времени после принятия Закона Российской Федерации "Об авторском праве и смежных правах" возникали споры по вопросу о том, была ли при введении в действие указанного Закона восстановлена охрана авторских прав на произведения, ранее перешедшие в общественное достояние, а также на ранее не охранявшиеся исполнения и фонограммы. Судебная практика постепенно пошла по пути предоставления охраны таким объектам. В 2004 году данный подход получил подтверждение при принятии изменений к указанному Закону (Федеральный закон от 20 июля 2004 года № 72-ФЗ). Статья 6 Вводного закона закрепила применение принципа восстановления сроков действия исключительных прав на произведения (статья 1281 Кодекса), исполнения (статья 1318 Кодекса), фонограмм (статья 1327 Кодекса) и сообщений радио- и телепередач (статья 1331 Кодекса). В отношении указанных объектов авторских и смежных прав исключительные права действуют в течение сроков, предусмотренных соответствующими статьями кодекса, если только условно исчисляемый пятидесятиетний срок действия таких прав не истек к 1 января 1993 года. В рассматриваемой статье сохранено также ранее нашедшее закрепление в законодательстве правило о семидесятилетнем сроке действия авторских прав, возникавших в период существования СССР непосредственно у организаций в отношении таких объектов, как кино- и телефильмы, радио- и телевизионные передачи (статья 486 ГК РСФСР 1964 года), на периодические и другие издания (статья 485 ГК РСФСР 1964 года). Указанный срок исчисляется со дня правомерного обнародования произведения, а если произведение не было обнародовано, то со дня его создания. В отношении юридических лиц, обладающих авторскими правами на произведения, возникшими непосредственно у них на основании ранее действовавшего законодательства, Кодекс закрепляет интересное правило: при рассмотрении правоотношений с участием таких юридических лиц они условно должны рассматриваться как если бы они были "авторами" соответствующих произведений. Подробнее по вопросам сроков действия исключительных прав на произведения см. комментарий к статье 1281 Кодекса. 

1.3. В статье 9 Вводного закона специально поясняется, что охрана авторства, имени автора и неприкосновенности произведений, а также авторства, имени исполнителя и неприкосновенности исполнений предоставляется независимо от того, охранялись ли соответствующие произведения и исполнения в момент их создания. Таким образом, указанные нематериальные блага и соответствующие им личные неимущественные права подлежат охране в отношении абсолютно любых произведений и исполнений, признаваемых таковыми в соответствии с нормами Кодекса. Учитывая бессрочный характер действия таких прав формально их охрана возникает в отношении всех когда-либо созданных произведений и исполнений. Согласно абзацу второму комментируемой статьи Вводного закона при рассмотрении дел, связанных с нарушениями авторства, имени автора и неприкосновенности произведений, а также авторства, имени исполнителя и неприкосновенности исполнений следует учитывать, когда именно было осуществлено соответствующее посягательство. Положения статей 1228, 1267 и 1316 Кодекса подлежат применению, только если нарушение имеет место после введения в действие части четвертой Кодекса.

2. Объекты патентного права (изобретение, полезная модель)

2.1. Вводный закон прямо устанавливает перечень законодательных актов, которые утратят свою силу с 1 января 2008 года. Так, прекратит действие Патентный закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3517-I, Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3518-I «О введении в действие Патентного закона Российской Федерации» (далее – Постановление), а также Федеральный закон от 7 февраля 2003 года № 22-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Патентный закон Российской Федерации». Вместе с тем, Патентным законом Российской Федерации были созданы правовые предпосылки для включения исключительных прав на изобретения, полезные модели, промышленные образцы в коммерческий оборот. Он был направлен на защиту создателя охраняемых технических решений, интересов предпринимателей. Кроме того, созданная патентная система охраны результатов интеллектуальной деятельности открыла широкие возможности для участия патентообладателей в рыночных отношениях.     Общепринято, что введенный в действие в 1992 году Патентный закон Российской Федерации в полной мере соответствовал существующим в тот период положениям законодательств большинства развитых стран мира, касающихся интеллектуальной собственности, а также международных договоров, участником которых являлись СССР и Российская Федерация, как его правопреемник. Однако со временем назрела необходимость совершенствования Патентного закона Российской Федерации и в него были внесены изменении и дополнения, которые в той или иной степени затронули большинство основных положений данного Закона. Необходимость совершенствования Патентного закона Российской Федерации диктовалась, прежде всего, накопленным опытом его применения, восполнением пробелов и исправлений неточностей в правовом регулировании, необходимостью приведения их в соответствие с международными договорами, в которых Россия участвует или намеревается участвовать, а также восприятием передового опыта других стран в этой сфере правового регулирования. Патентный закон Российской Федерации, действующий с изменениями и дополнениями, внесенными Федеральным законом от 07.02.2003 г., содержит много положений, основанных на положениях Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности. Одно из дополнений отнесено к использованию охраняемого патентом объекта без разрешения патентообладателя, так называемому принудительному лицензированию. Другие дополнения касаются, в частности, положений, которые регламентируют «права и обязанности правообладателя», «действия, не признаваемые нарушением исключительного права патентообладателя», «действия, осуществление которых патентообладатель вправе запретить третьим лицам» (к ним относятся: изготовление, применение, предложение к продаже, продажа, ввоз на территорию Российской Федерации или хранение для этих целей продукта, содержащего охраняемые патентом изобретение, полезную модель, промышленный образец) и другие. По утверждению большинства специалистов законодательство, регламентирующее вопросы патентного права, по своему юридическому качеству соответствует мировым стандартам. 

2.2., что по авторским свидетельствам СССР на изобретения, по которым на 14 октября 1992 года, то есть на момент введения в действие Патентного закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3517-I, не истек двадцатилетний срок с даты подачи заявки, и свидетельствам СССР на промышленные образцы, по которым не истек пятнадцатилетний срок с даты подачи заявки, а также по патентам СССР на имя Государственного фонда изобретений СССР заявителям совместно с авторами предоставляется право ходатайствовать о прекращении действия указанных охранных документов на территории Российской Федерации с одновременной выдачей патента Российской Федерации на оставшийся срок. При этом по заявкам на изобретения и промышленные образцы, по которым были вынесены решения о выдаче патентов на имя Государственного фонда изобретений СССР (основной функцией которого должно было стать осуществление прав и обязанностей патентообладателя в отношении изобретений, исключительное право на использование которых передавалось заявителями государству), заявителям совместно с авторами предоставляется право ходатайствовать о выдаче патента Российской Федерации с отсрочкой уплаты патентных пошлин до начала получения доходов от использования изобретения или промышленного образца, но не более чем на пять лет. Приведенное в статье 11 Вводного закона положение по существу повторяет норму пункта 7 Постановления, т.е. законодатель сохранил правомочие для лиц, обладающих охранными документами СССР, согласно установленной процедуре ходатайствовать о выдаче патента Российской Федерации на оставшийся срок. Как известно, при введении еще Патентного закона стоял вопрос о судьбе патентов, выданных на имя Государственного фонда изобретений СССР, который впоследствии был изложен в пункте 7 Постановления. Комментируемая статья, повторяя данную ному, также устанавливает, что ходатайство может быть подано в любое время в период действия патента. Правда, по-прежнему, остается неясным вопрос о тех патентах Государственного фонда изобретений СССР, по поводу которых не будет подано таких ходатайств. Вместе с тем до подачи такого ходатайства, а также в случае, когда оно не будет подано, сохраняет действие авторское свидетельство СССР, правовой режим которых определен постановлением Совета Министров СССР от 12 июля 1993 г. № 648 «О порядке использования изобретений и промышленных образцов, охраняемых действующими на территории Российской Федерации авторскими свидетельствами на изобретение и свидетельствами на промышленный образец. И выплаты их авторам вознаграждения». Кроме того, статья 11 Вводного закона предусматривает, что любое лицо, правомерно начавшее до даты подачи ходатайства о выдаче патента Российской Федерации в соответствии с частями первой и второй настоящей статьи использование изобретения или промышленного образца, на которые были выданы авторские свидетельства (свидетельства), сохраняет право дальнейшего использования этого изобретения или промышленного образца без заключения лицензионного договора. Выплата авторам
вознаграждения в этих случаях производится в порядке, установленном для выплаты вознаграждения соответственно за изобретения, охраняемые авторскими свидетельствами, и промышленные образцы, охраняемые свидетельствами. Данное положение полностью воспроизводит пункт 8 Постановления. Это фактически означает, что законодатель вполне последовательно придерживается схемы, установленной им ранее, и которая успешно применяется на практике вот уже 15 лет.

 2.3. Статья 12 Вводного закона предусматривает, что положения союзного законодательства, а именно, пунктов 1, 3 и 5 статьи 32, статей 33 и 34 Закона СССР от 31 мая 1991 года № 2213-I «Об изобретениях в СССР», пункта 3 статьи 21, пунктов 1 и 3 статьи 22 и статьи 23 Закона СССР от 10 июля 1991 года № 2328-I «О промышленных образцах» о льготах и материальном стимулировании применяются на территории Российской Федерации до принятия законодательных актов Российской Федерации о развитии изобретательства и художественно-конструкторского творчества, продолжают действовать. При этом упомянутые нормы, аналогичны пункту 6 Постановления и, как и прежде, гарантируют разработчикам изобретений и промышленных образцов выплату вознаграждения в размере не мене 15 % прибыли (соответствующей части доходов), ежегодно получаемой патентообладателем от использования изобретения, а также не менее 20 % выручки от продажи лицензии без ограничения максимального размера вознаграждения. Вознаграждение за использование изобретения, полезной модели эффект от которого не выражается в прибыли или доходе, выплачивается автору в размере не менее 2 % от доли себестоимости продукции (работ, услуг), приходящейся на данное изобретение. Действие указанных выше положений союзного законодательства на территории России подтверждено постановлением Совета Министров Российской Федерации от 14 августа 1993 г. № 822 «О порядке применения на территории Российской Федерации некоторых положений законодательства бывшего СССР об изобретениях и промышленных образцах», принятого ранее во исполнение пункта 6 постановления и по существу оставленного без изменений. В случае, если между автором разработки и патентообладателем не будет достигнуто соглашение о размере вознаграждения, которое причитается разработчику, спор должен решаться на базе указанных выше положений.

3. Средства индивидуализации (товарный знак, коммерческое обозначение, наименование мест происхождение товара, бренд, торговая марка, фирменное наименование, знаки обслуживания.)

3.1. Как и в отношении других объектов, в отношении средств индивидуализации Вводной закон содержит значительный перечень законодательных актов, действие которых прекращается (утрачивают силу) с 1 января 2008 года. Укажем, прежде всего, на то, что полностью прекращается действие Гражданского кодекса РСФСР 1964 года. Соответственно утрачивают силу закон о его утверждении и Указ Верховного Совета РСФСР о порядке введения его в действие. Утрачивает силу значительное число актов, которыми вносились изменения и дополнения в Гражданский кодекс РСФСР 1964 года. Прекратит свою силу Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 14 июля 1992 года № 3301-1 «О регулировании гражданских правоотношений в период проведения экономической реформы». Прекратят свое действие и специальные законы в области интеллектуальной собственности. Среди них Закон Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3520-I « О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»и, соответственно,  Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3521-I «О введении в действие Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров» и, конечно же, Федеральный закон от 11 декабря 2002 года № 166-ФЗ « О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров».

3.2. В соответствии со Статьей 3 вводного закона с 1 января 2008 года признаются не действующими на территории Российской Федерации: Положение о фирме, утвержденное Постановлением Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 22 июня 1927 года « О введении в действие положения о фирме» и Постановление Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров Союза ССР от 22 июня 1927 года « О введении в действие положения о фирме». Прекратят свое действие Основы гражданского законодательства Союза ССР и республик и Постановление Верховного Совета СССР от 31 мая 1991 года № 2212-I « О введении в действие Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик».

3.3. Чрезвычайно интересным представляется содержание Статьи 13 вводного закона. Этой нормой по существу восполняется пробел в правовом регулировании ситуации, сложившейся в отношении обозначений, индивидуализировавших и индивидуализирующих товары, в связи с резким переходом в нашей стране от жесткой централизованной экономики к весьма своеобразным, но не менее жестким рыночным отношениям. Конечно же, такая или подобная норма должна была появиться при введении в действие в 1992 году Закона Российской Федерации «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Но об этом в то время не подумали, в результате возникло очень много непростых ситуаций. Некоторые из них до сих пор не нашли своего справедливого решения. Итак, о чем же говорит эта статья? Ею установлено, что «произведенная ранее в бывшем СССР регистрация товарных знаков и знаков обслуживания продолжает действовать на территории Российской Федерации. Действие этой регистрации может быть прекращено на территории Российской Федерации в случае нарушения предусмотренных действовавшим на дату подачи заявки законодательством условий регистрации в порядке, установленном статьей 1513 Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в случаях и в порядке, которые установлены пунктом 1 статьи 1514 ГК РФ. Лицо, которое до даты приоритета позднее зарегистрированного товарного знака производило продукцию под обозначением, тождественным такому товарному знаку, сохраняет право на дальнейшее использование этого обозначения на условиях безвозмездной простой (неисключительной) лицензии для производства однородных товаров при условии, что такое использование осуществлялось в соответствии с действовавшим законодательством и началось до 17 октября 1992 года, то есть до вступления в силу Закона Российской Федерации от 23 сентября 1992 года № 3520-1 « О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Указанное право может перейти к другому лицу только в порядке
универсального правопреемства». Отметим, что упомянутые статьи 1513 и 1514 ГК РФ посвящены регулированию порядка оспаривания и признания недействительным предоставления правовой охраны товарному знаку и   прекращения правовой охраны товарного знака.

3.4. Ниже будут прокомментированы требования к фирменным наименованиям, которые установила глава 76 ГК РФ. Сейчас же обратимся к переходным положениям. С вступлением в силу Части четвертой ГК РФ появятся  общие правила формирования (или критерии охраноспособности) обозначений, претендующих на роль фирменных наименований, при этом все фирменные наименования российских юридических лиц, вне зависимости от того, когда им была предоставлена правовая охрана, должны с течением непродолжительно периода времени «превратиться» в фирменные наименования, соответствующие требованиям ГК РФ, а в некоторых случаях – дополнительным требованиям, сформулированным в каких-то иных законах. Одновременно следует иметь в виду, что в соответствии со статьей 14 вводного закона «Фирменные наименования юридических лиц, не соответствующие правилам параграфа 1 главы 76 ГК РФ, подлежат приведению в соответствие с этими правилами при первом после 1 января 2008 года изменении учредительных документов юридических лиц». Нельзя не отметить, что должна была быть ещё установлена предельная дата для совершения этого действия. Ведь необходимость во внесении изменений в учредительные документы может возникнуть очень нескоро. Дожидаться же коллизии прав или предусмотренных кодексом побудительных действий со стороны регистрирующих органов вряд ли целесообразно. Существенному изменению подвергся пункт 4 статьи 54 ГК РФ, положения которого являлись основополагающими в регулировании вопросов правовой охраны фирменного наименования. Позволим напомнить, какие именно вопросы регламентировались упомянутой статьей. Прежде всего, определялся субъект права на фирменное наименование – юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией. Затем указывалось на обязанность такого юридического лица иметь фирменное наименование. Эта же норма указывала на исключительность права на использование фирменного наименования. При этом, правда, делалось несколько неудачное указание на «регистрацию фирменного наименования в установленном порядке». Напомним, что статья 8 Парижской конвенции по охране промышленной собственности прямо запрещает какую-либо регистрацию фирменного наименования. Пунктом 4 статьи 54 ГК РФ указывалось на наличие у фирмообладателя правомочия запрета – лицо, неправомерно (т.е. без надлежащего разрешения) использующее его фирменное наименование, по требованию обладателя права на фирменное наименование обязывалось прекратить его использование и возместить причиненные убытки. В отношении же детального правового регулирования делалась отсылка – «порядок регистрации и использования фирменных наименований определяется законом и иными правовыми актами в соответствии с настоящим Кодексом». В новой редакции, которая вступит в силу с 1 января 2008 года, этот пункт выглядит следующим образом: «4. Юридическое лицо, являющееся коммерческой организацией, должно иметь фирменное наименование. Требования к фирменному наименованию устанавливаются настоящим Кодексом и другими законами. Права на фирменное наименование определяются в соответствии с правилами раздела VII настоящего Кодекса». Таким образом, очевидно, что исчезает указание на регистрацию фирменного наименования, указание на специальный закон, которым определяется порядок регистрации и использования фирменного наименования. Эти вопросы отнесены к предмету регулирования только Кодекса. Вместе с тем Вводный закон, исходя из положений Части четвертой, устанавливающих правила формирования фирменных наименований, вносит изменения и/или дополнения в значительное число законодательных актов, в которых в той или иной степени затрагиваются вопросы, связанные с фирменными наименованиями. Так, например статья 7 «Фирменное наименование кредитной организации» Федерального закона «О банках и банковской деятельности» будет действовать в следующей редакции (статья 15 Вводного закона):«Кредитная организация должна иметь полное фирменное наименование и вправе иметь сокращенное фирменное наименование на русском языке. Кредитная организация вправе иметь также полное фирменное наименование и (или) сокращенное фирменное наименование на языках народов Российской Федерации и (или) иностранных языках. Фирменное наименование кредитной организации на русском языке и языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму кредитной организации. Фирменное наименование кредитной организации должно содержать указание на характер ее деятельности путем использования слов «банк» или «небанковская кредитная организация». Иные требования к фирменному наименованию кредитной организации устанавливаются ГК РФ. Банк России при рассмотрении заявления о государственной регистрации кредитной организации обязан запретить использование фирменного наименования кредитной организации, если предполагаемое фирменное наименование уже содержится в Книге государственной регистрации кредитных организаций. Использование в фирменном наименовании кредитной организации слов «Россия», «Российская Федерация», «государственный», «федеральный» и «центральный», а также образованных на их основе слов и словосочетаний допускается в порядке, установленном федеральными законами. Ни одно юридическое лицо в Российской Федерации, за исключением юридического лица, получившего от Банка России лицензию на осуществление банковских операций, не может использовать в своем фирменном наименовании слова «банк», «кредитная организация» или иным образом указывать на то, что данное юридическое лицо имеет право на осуществление банковских операций». Из приведенного очевидны подходы к использованию в фирменных наименованиях слов или словосочетаний, указывающих на специфическую сферу деятельности коммерческих организаций рассматриваемого вида. Здесь же реализованы подходы к использованию в фирменных наименованиях названия нашего государства, а также слов или словосочетаний, свидетельствующих о принадлежности юридического лица к государству. Во многих публикациях и выступлениях, посвященных правовой охране фирменных наименований, указывалось на несоответствие положений пункта 2 статьи 132 положениям пункта 4 статьи 54 ГК РФ. В одном случае говорилось о том, что фирменное наименование индивидуализирует юридическое лицо (ст.54), в другом – что оно индивидуализирует предприятие (ст.132). Второе положение являлось явно ошибочным, оно было воспринято из Положения о фирме 1927 года, но в отрыве от других норм этого правового акта. Статья 17 Вводного закона устраняет эту ошибку – указание на фирменное наименование заменено указанием на «коммерческое обозначение», которое, как раз является средством индивидуализации предприятия. Звучит теперь абзац второй пункта 2 статьи 132 следующим образом: «В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (коммерческое обозначение, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором». Статья 21 Вводного закона вносит изменения в Федеральный закон от 8 декабря 1995 года № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации» в части формулирования требований к фирменному наименованию  сельскохозяйственной либо рыболовецкой артели (колхоза). Установлено, что они определяются ГК РФ. Аналогичные изменения и дополнения вносятся в Федеральный закон от 8 мая 1996 года № 41-ФЗ «О производственных кооперативах».

Статьей 22 Вводного закона вносятся изменения и дополнения в Федеральный закон от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ « Об акционерных обществах» и Федеральный закон от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ « Об обществах с ограниченной ответственностью», в которых содержались достаточно развернутые требования к фирменным наименованиям. Теперь соответствующие положения изложены следующим образом: «Фирменное наименование общества на русском языке и на языках народов Российской Федерации может содержать иноязычные заимствования в русской транскрипции или в транскрипциях языков народов Российской Федерации, за исключением терминов и аббревиатур, отражающих организационно-правовую форму общества. Иные требования к фирменному наименованию общества устанавливаются Гражданским кодексом Российской Федерации». Аналогичные изменения и дополнения вносятся в Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях». В рамках ранее действовавшего законодательства достаточно часто критике подвергались положения статьи 559 «Продажа предприятия» ГК РФ в связи с правом на фирменное наименование. Были даже попытки внести в нее изменения. Сейчас, вслед за статьей 132, в нее также внесены изменения (Статья 17 Вводного закона). Теперь пункт 2 этой статьи выглядит следующим образом: «2. Исключительные права на средства индивидуализации предприятия, продукции, работ или услуг продавца (коммерческое обозначение, товарный знак, знак обслуживания), а также принадлежащие ему на основании лицензионных договоров права использования таких средств индивидуализации переходят к покупателю, если иное не предусмотрено договором». Как известно, непосредственное отношение к средствам индивидуализации имел договор коммерческой концессии, причем всегда во главу угла комплекса исключительных прав, предоставляемых по договору коммерческой концессии, ставилось право на фирменное наименование. Это представлялось достаточно справедливым, хотя вопросов по поводу «чистоты» применения этой норм соответствующей главы ГК РФ возникало очень много. В частности, в отношении возможности использования полного фирменного наименования правообладателя (т.е. вместе с указанием на организационно-правовую форму), в отношении статуса сторон договора. Вводным законом, исходя из положений части четвертой ГК РФ, относящихся к фирменным наименованиям и коммерческим обозначениям, в ряд статей главы 54 «Коммерческая концессия» ГК РФ внесены концептуальные изменения. Так, в статью 1027 ГК РФ внесены изменения (Статья 25 Вводного закона), касающиеся предмета договора, а именно: «По договору коммерческой концессии одна сторона (правообладатель) обязуется предоставить другой стороне (пользователю) за вознаграждение на срок или без указания срока право использовать в предпринимательской деятельности пользователя комплекс принадлежащих правообладателю исключительных прав, включающий право на товарный знак, знак обслуживания, а также права на другие предусмотренные договором объекты исключительных прав, в частности на коммерческое обозначение, секрет производства (ноу-хау)». Кроме того, совершенно справедливо указанная статья дополнена указанием (новым пунктом 4) на те требования, которые могут быть применены к содержанию договора коммерческой концессии: «4. К договору коммерческой концессии соответственно применяются правила раздела VII настоящего Кодекса о лицензионном договоре, если это не противоречит положениям настоящей главы и существу договора коммерческой концессии». И ещё один вопрос, который  всегда обсуждался в связи с необходимостью регистрации договора коммерческой концессии. В частности, дискутировался вопрос о том, в какой последовательности следует регистрировать договор этого вида в органе, осуществившим регистрацию юридического лица, и в федеральном органе исполнительной власти в области патентов и товарных знаков (при этом была сделана неудачная ссылка на условие такой регистрации – если договор коммерческой концессии заключается для использования объекта, охраняемого в соответствии с патентным законодательством). Внесенным в ГК РФ изменением эти вопросы снимаются. Законодатель отказывается от двойной регистрации и уточняет уполномоченный регистрирующий орган. Соответствующий пункт 2 статьи 1028 будет действовать с 1 января 2008 года в следующей редакции: «2. Договор коммерческой концессии подлежит государственной регистрации в федеральном органе исполнительной власти по интеллектуальной собственности. При несоблюдении этого требования договор считается ничтожным». Кроме того, в статье 1036 делается указание на необходимость государственной регистрации в таком же порядке изменений договора коммерческой концессии. Вслед за изменением пункта 1 статьи 1027 ГК РФ из статьи 1032 изымается указание на фирменное наименование. Вносится изменение в статью 1037 «Прекращение договора коммерческой концессии» ГК РФ: пункт 3 излагается в следующей редакции:

«3. В случае прекращения принадлежащего правообладателю права на товарный знак, знак обслуживания или на коммерческое обозначение, когда такое право входит в комплекс исключительных прав, предоставленных пользователю по договору коммерческой концессии, без замены прекратившегося права новым аналогичным правом договор коммерческой концессии прекращается». В рамках этих же концептуальных изменений изменена редакция статьи 1039 ГК РФ: «Статья 1039. Последствия изменения коммерческого обозначения. В случае изменения правообладателем коммерческого обозначения, входящего в комплекс исключительных прав, предоставленных пользователю по договору коммерческой концессии, этот договор продолжает действовать в отношении нового коммерческого обозначения правообладателя, если пользователь не потребует расторжение договора и возмещение убытков. В случае продолжения действия договора пользователь вправе потребовать соразмерного уменьшения причитающегося правообладателю вознаграждения» а также часть вторая статьи 1040 «Последствия прекращения исключительного права, пользование которым предоставлено по договору коммерческой концессии» ГК РФ: В случае прекращения принадлежащего правообладателю исключительного права на товарный знак, знак обслуживания или на коммерческое обозначение наступают последствия, предусмотренные пунктом 3 статьи 1037 и статьей 1039 настоящего Кодекса».

4. Иные изменения

4.1. В некоторых законодательных актах, как известно, имеются ссылки на специальные законы, относящиеся к различным объектам интеллектуальной собственности. Например, в Федеральном законе от 22 июня 1998 года № 86-ФЗ «О лекарственных средствах» имеется указание на Закон Российской Федерации «О торговых знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров». Это указание заменяется  словами « гражданское законодательство». Очевидна концептуальность такой замены – специальных законов, относящихся к различным объектам интеллектуальной собственности не будет. Все вопросы правовой охраны, использования и защиты всех видов средств индивидуализации будут регулироваться гражданским законодательством. 4.2. Принятие части четвертой ГК РФ влечет необходимость значительного изменения российского законодательства. Многие нормативные правовые акты, как было показано выше, прекратят свое действие с 1 января 2008 года, во многие законы Вводным законом уже вносятся изменения и дополнения. Вместе с тем предстоит еще очень большая работа в плане дополнения и изменения законодательства. В связи с этим Статья 4 Вводного закона устанавливает, что «впредь до приведения законов и иных правовых актов, действующих на территории Российской Федерации, в соответствие с частью четвертой Кодекса законы и иные правовые акты Российской Федерации, а также акты законодательства Союза ССР, действующие на территории Российской Федерации в пределах и в порядке, которые предусмотрены законодательством Российской Федерации, применяются постольку, поскольку они не противоречат части четвертой Кодекса». 

4.3. Очевидно, что многие отношения в сфере интеллектуальной собственности, как правило, имеют длящийся характер. Достаточно часто та или иная их стадия, например, связанная с осуществлением государственной регистрации, приходится на переходный период, когда изменяется законодательство. В связи с этим должна иметься определенность в том, какие нормы материального права применимы к тем или иным отношениям, имеют ли вводимые нормы обратную силу (это случается чрезвычайно редко, но, тем не менее, теоретически такая возможность существует). В целях установления такой правовой определенности Статья 5 вводного закона установила, что «Часть четвертая Кодекса применяется к правоотношениям, возникшим после введения ее в действие. По правоотношениям, возникшим до введения в действие части четвертой Кодекса, она применяется к тем правам и обязанностям, которые возникнут после введения её в действие. Права на средства индивидуализации, охраняемые на день введения в действие части четвертой Кодекса, продолжают охраняться в соответствии с правилами части четвертой Кодекса».      

4.4. Особое внимание вводной закон уделяет договорным отношениям. Условия применения положений части четвертой к договорным отношениям определены Статьями 7 и 8 вводного закона. Так ими установлено, во-первых, что «нормы части четвертой Кодекса о порядке заключения и форме договоров, а также об их государственной регистрации применяются к договорам, заключенным после введения в действие части четвертой Кодекса, в том числе к договорам, предложения заключить которые направлены до 1 января 2008 года и которые заключены после 1 января 2008 года; во-вторых, что обязательные для сторон договора нормы части четвертой Кодекса об основаниях, о последствиях и о порядке расторжения договоров применяются также к договорам, которые продолжают действовать после введения в действие части четвертой Кодекса независимо от даты их заключения. Обязательные для сторон договора нормы части четвертой Кодекса об ответственности за нарушение договорных обязательств применяются, если соответствующие нарушения были допущены после введения в действие части четвертой Кодекса, за исключением случаев, когда в договорах, заключенных до 1 января 2008 года, предусматривалась иная ответственность за такие нарушения. 

4.5. Особые положения в отношении исключительных прав на результаты интеллектуальной собственности в области геодезии и картографии, которые получены ранее за счет средств бюджетов РСФСР и СССР, устанавливаются статьей 10 Вводного закона, в соответствии с которой распоряжение исключительными правами на такие результаты от имени Российской Федерации осуществляется в порядке, устанавливаемом Правительством Российской Федерации.  

4.6. Изменениям подверглась статья 128 ГК РФ, определяющая круг объектов гражданских прав. В настоящее время, в связи с появлением новой правовой категории – «интеллектуальные права» и соответствующим новым наполнением понятия «исключительные права» в эту статью также внесены изменения (статья 17 вводного закона), сформулирована она теперь следующим образом: «К объектам гражданских прав относятся вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага». Было осуществлено также дополнение статьи 129 «Оборотоспособность объектов гражданских прав» ГК РФ (статья 17 Вводного закона), а именно

 «4. Результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (статья 1225) не могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому. Однако права на такие результаты и средства, а также материальные носители, в которых выражены соответствующие результаты или средства, могут отчуждаться или иными способами переходить от одного лица к другому в случаях и в порядке, которые установлены настоящим Кодексом».    

В связи с принятием части четвертой ГК РФ, положения которой детально регламентируют вопросы, связанные с интеллектуальной собственностью, в том числе дают перечень объектов интеллектуальной собственности (охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации), отменой действия специальных законов, относящихся к различным объектам интеллектуальной собственности, признаны утратившими силу статьи 138 «Интеллектуальная собственность»  и 139 «Служебная и коммерческая тайна» (Статья 17 Вводного закона)

4.7. Специальные нормы об охране изображения гражданина, были внесены в Кодекс в соответствии с пунктом 13 статьи 17 Вводного закона, согласно которому Кодекс дополняется новой статьей 152-1 "Охрана изображения гражданина". Предусматривается, что обнародование и использование изображения гражданина, представленное в любой форме, в том числе в виде фотографии, видеозаписи или произведения изобразительного искусства (рисунка, картины, шаржа и т.д.) могут использоваться только с согласия такого гражданина, после его смерти – только с согласия его детей и пережившего супруга, а при их отсутствии – с согласия его родителей. Согласие на использование изображения гражданина не требуется в трех случаях: 1) использование осуществляется в "публичных интересах"; 2) изображение получено при съемке в открытом для посещения месте или на публичном мероприятии и не является основным объектом использования (например, не будет нарушением прав граждан демонстрация кадра спортивной трибуны с сидящими на ней зрителями, если только изображение кого-либо из зрителей не оказывается специально выделенным объектом использования; 3) если гражданин позировал за плату.

4.8. В соответствии с пунктом 16 статьи 17 Вводного закона важные положения, относящиеся к определению места интеллектуальной собственности и доходов от нее в общем имуществе супругов, были включены в пункт 2 статьи 256 Кодекса. Предусматривается, что исключительные права на результат интеллектуальной собственности принадлежат непосредственно автору такого результата и в общее имущество супругов не входят, однако доходы, получаемые от использования такого результата, являются совместной собственностью супругов, если иное не предусмотрено договором между ними.

Статьей 23 Вводного закона данные положения частично включены также в статью 36 Семейного кодекса Российской Федерации. 

4.9. Нормами Вводного закона оказались затронуты также ряд положений о наследовании (пункт 1 статьи 1119 Кодекса, статья 31 Вводного закона) и законодательства о коммерческой тайне (статья 34 Кодекса). 

5. Введение в действие В соответствии со статьей 1 Вводного закона положения части четвертой Кодекса вводятся в действие с 1 января 2008 года, также как и положениям большинства статей Вводного закона (статья 36). Вместе с тем следует учитывать, что сам Вводный закон вступил в силу со дня его опубликования, в связи с тем положения тех содержащихся в нем статей и пунктов, в отношении которых статья 36 не предусмотрела отсрочки их вступления в силу до 1 января 2008 года, подлежат применению со дня официального опубликования Вводного закона, то есть с 22 декабря 2006 года.

К числу таких положений относятся, в частности, пункт 13 статьи 17 Вводного закона, закрепляющий нормы об охране изображения гражданина путем внесения в Кодекс новой статьи 152-1.  

Полный перечь услуг